О ПРЕЗЕНТАЦИИ КНИГИ «БРЕСТ. ЛЕТО 1941 Г. ДОКУМЕНТЫ. МАТЕРИАЛЫ. ФОТОГРАФИИ»

2016-02-29

27 февраля 2016 года в УК «Областная библиотека им. М.Горького», г.Брест, б-р Космонавтов, 48 состоялась презентация книги «Брест. Лето 1941 г. Документы. Материалы. Фотографии». – Смоленск: Инбелкульт, 2016. – 723 с.

Над сборником работали преподаватели (кандидаты исторических наук) УО «Брестский государственный университет имени А.С.Пушкина» во главе с К.Ганцером, немецким исследователем.

Книга была заказана по интернету 2 февраля в количестве трех экземпляров и через неделю была получена в распоряжение сотрудников мемориала. Было достаточно времени, чтобы её смогли прочитать и другие заинтересованные граждане, которые пожелали высказать свое мнение, участвуя в презентации.

Представленный сборник содержит много новых архивных источников, связанных с событиями начального периода Великой Отечественной войны в районе г.Бреста. Некоторые из представленных документов впервые стали доступны (учитывая перевод с немецкого на русский язык) широкому кругу читателей. Хочется выразить признательность всем архивам, которые предоставили свои фонды для использования в сборнике.

Познакомившись с изданием, хорошо видно, что это труд коллектива историков, специалистов, проделавших огромную работу по изысканию, обработке и презентации разноплановых и разномасштабных материалов. Огромное им всем спасибо!

Руководитель группы составителей господин К.Ганцер, выражая благодарность своим коллегам, оставил за собой право выразить личную точку зрения на события. Хочется спросить, где мнение и статьи его соавторов?

Главной темой книги является Брест, но рецензентами являются представители других стран и городов. В Бресте достаточно квалифицированных специалистов-историков, которые не только знают тему, но и с уважением относятся к истории родного края и его гражданам.

Материал книги, рассчитанной на «...всех, кто интересуется микроисторией войны», явно нуждается в коротком историческом экскурсе по тематике событий в районе города и крепости в июне-июле 1941 года, чтобы не было чувства отрыва от общего хода событий.

Содержание материалов, статьи от составителей и К.Ганцера чётко определяют главную тему сборника – оборона Брестской крепости, судьбы её защитников, мемориализация событий одного из трагических периодов нашей истории.

Претензия в статье «От составителей» об отсутствии во всех публикациях, «...посвящённых обороне Брестской крепости и событиям в г.Бресте, ...упоминаний об акциях уничтожения евреев и уход от темы плена защитников крепости», вызывает пожелание посмотреть издания 50-60-х годов ХХ века.            

В совместном издании Института истории Академии наук БССР и Музея обороны Брестской крепости – сборнике воспоминаний «Героическая оборона», 1961 г., они «даются в авторском изложении, лишь в необходимых случаях приводятся соответствующие примечания составителей».

На 600-х страницах приведены воспоминания 73 человек, 66 из которых прошли плен или были отпущены после пленения (женщины и дети). Семеро из них были пленены далеко за пределами крепости. Общая проблематика плена раскрыта во вступительной статье первого начальника Музея обороны Брестской крепости А.Крупенникова.

С первых лет существования Музея обороны (8 ноября 2016 года музей отметит своё 60-летие), работая в архивах СССР, позже – Российской Федерации, запрашивая копии документов в военных архивах Германии   (г.Фрайбург, г.Потсдам), сотрудники сформировали архив кино-фотодокументов (более 100 единиц хранения), часть из которого была представлена в постоянной экспозиции и на выставках.

В 1995 году мемориал создал выставку «Оборона Брестской крепости в документах и фотографиях противника», где были использованы 49 фотографий, документов, полученных в 1990 г. из военного архива Германии.  А также переданные в 1991 – 1993 годах ветераном 45-й пехотной дивизии М.Вехтлером. Среди них – ксерокопия донесения 45 пехотной дивизии о взятии Брест-Литовска от 08.07.41 г. с анализом событий в крепости по дням (н/в 22107). До этого в распоряжении мемориала были только фоторепродукции выдержек из донесения.

В 1997 г. в книге «Память Брест» (Т.1) этот документ был представлен, как и списки погибших в крепости, в плену, на разных фронтах, пропавших без вести защитников крепости, воинов Брестского гарнизона 1941 г., которые не находились на момент начала войны в крепости, воинов 62 укрепрайона.

В настоящее время в фондах более 350 документов и фотографий из немецких архивов.

Наш прямой диалог с немецкой стороной начат с визита в 1991 году ветерана 45 пехотной немецкой дивизии М.Вехтлера, который передал нам не один десяток негативов с фото ветеранов дивизии. Позже при посредничестве К.Ганцера поступили фото из архива Х.Мозера.

Таким образом, был сформирован современный экспозиционный ряд наших источников (фото и воспоминания участников обороны, фото и документы противника). Нужно подчеркнуть, что часть фото, представленных в книге, можно видеть в наших постоянных и временных экспозициях.

За прошедшие годы изданы с участием музея-мемориала и увидели свет более 30 публикаций (в разных редакциях) и около 40 видеопроектов.      

Сегодняшний мемориал (музеи, места боёв, скульптурные композиции и памятники) является образным носителем идеи мужества, стойкости, верности воинскому долгу и антивоенной направленности.

С этим фактом никак не может согласиться автор статьи сборника: «Сталина длинная тень. Плен как ключевая проблема историографии Брестской крепости» – К.Ганцер.

Именно к этой статье сборника наша главная претензия!

Обращаясь к потенциальному читателю со словами «…нарратив «героической обороны Брестской крепости» также был пронизан утверждениями о боях до последнего вздоха и заметным замалчиванием феномена военнопленных», он проводит идею столь популярной сегодня «дегероизации» фактов и событий. 

Автор утверждает, что 75 процентов находившихся в крепости, были пленены с 22 по 30 июня. Делая оговорку (с.23), что отчет о боевых действиях по захвату Брест-Литовска генерал-майора Ф.Шлипера «…является спорным, позволяет с уверенностью утверждать, что цифры, представленные в документе Ф.Шлипера, заслуживают доверия».

Другие источники и исследователи во внимание не берутся.

К сведению: на момент начала войны в крепости могли находиться до 9 тысяч военнослужащих, включая приписной состав, членов семей командного и начальствующего состава. Личный состав многих подразделений находился на строительстве 62 Брест-Литовского укреплённого района, на сборах и выезде. Документы обеих сторон служат основанием для вывода, что около 50 процентов вышли из крепости до полного её окружения 22 июня 1941 года. Документы противника свидетельствуют о гибели в крепости от 1500 до 2000 человек. На сегодняшний день найдены и покоятся под мемориальными плитами (последнее захоронение 16 человек состоялось 17 декабря 2015 года) 1038 останков, из которых известны имена 276 человек. На сегодняшний день можно предположительно говорить о пленении 3000-3500 человек.

Только тогда, когда число пленённых (именно в крепости, а не в городе) в столь часто упоминаемых документах немецкой стороны будет сопоставлено и сверено со всеми карточками военнопленных (сегодня в доступе по Брест-Литовску не более 2 тысяч человек), можно будет сделать окончательный вывод!

Раздел «Защитники Брестской крепости – из предателей в герои», в котором статистика «…из 30 млн. общего количества мобилизованных советских солдат и командиров почти 75 процентов  – 5,7 млн. попали в плен… около 2,4 млн. солдат и командиров Красной Армии попали в плен в первые четыре месяца войны. Таким образом, здесь мы имеем дело с массовым феноменом, а не с исключительным явлением» (с.29) вызывает желание отправить автора к другому изданию – Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. – М.: Вече, – 2010. – 384 с. Как пример: за период с 1.01. по 9.05.1945 года советскими войсками были пленены 1 млн. 940 тысяч, с 9 мая по 17 мая капитулировали ещё более 1 млн. человек (цифры общего количества мобилизованных военнослужащих вермахта 21 млн. 107 тысяч). Разве это не массовый феномен?

Далее К.Ганцер пишет: «...в опубликованных воспоминаниях допускалось только героическое, тема плена должна была быть связанной с сопротивлением в немецких лагерях». А разве не было сопротивления? – Бухенвальд, Маутхаузен и др.

Да, условия пленения не всегда были героическими, но не надо иронизировать над словами: «без сознания», «ранен», «оставался без оружия», «контужен»... Все, кто был в крепости на момент начала войны, испытав за первые 30 минут огонь 5 тысяч снарядов и мин, они ощутили моральный и физический удар!

Выдвигая обвинения: «Музей обороны Брестской крепости продолжает оберегать советский нарратив, унаследовав подсознательную подозрительность по отношению к пленным. При этом музеем используются такие сомнительные методы, как игнорирование документов и результатов исследований (интересно чьих?), а также ограничение доступа к документам из фондов музея» (с.39), автор неоднократно пользовался фондовыми коллекциями и архивами мемориала.

Те, кто интересуется последними изданиями по крепости, могут самостоятельно определить, в какой степени использованы фонды и экспозиции мемориала. Рекомендуем проанализировать и предлагаемый сборник.

Хорошо зная, что 22 июня 2014 года в Брестской крепости открыта новая экспозиция «Музей войны – территория мира», где в прямой или интерактивной подаче представлены более 1000 человек, погибших в плену или вернувшихся на Родину, а теме плена посвящены 2 отдельных зала, автор статьи (с.39), «оценивая» работу государственного учреждения, указывает: «...здесь попытки подсчёта даже не предпринимаются».

Не согласны, работа идёт ежедневная, и по всем возможным направлениям!

Автор статьи обвиняет нас в недостатке информации в аннотациях под фото прошедших плен (13 из 280). Настоятельно рекомендуем пересчитать ещё раз. 

Не создав ни одной выставки, ни одного музея, он не знает, что есть скрытая экспозиция (выдвижные витрины), документальный и предметный ряд, есть текст нашей обзорной экскурсии, ревизию  которой он постоянно проводит.

Всё, что сегодня собрано и доступно посетителям из разных регионов мира, собиралось не один год и не одним поколением музейщиков.

Наша новая экспозиция – один из шагов признания и уважения к каждому из защитников крепости, погибшему в дни обороны или в неволе...

Первый начальник музея полковник А.А.Крупенников – профессор Академии военных наук, заслуженный работник культуры РФ, по мнению К.Ганцера «...сознательно преуменьшает количество пленных, взятых в крепости...». Именно Аркадий Анисимович, будучи долгие годы директором мемориального музея немецких антифашистов, отмечал: «Мы не случайно говорим о проблеме плена, т.к. созданием российско-германского антивоенного музея «Трагедия плена» надеемся воздать должное миллионам советских воинов, погибших в гитлеровских лагерях смерти или в застенках и скалах ГУЛАГа, так и пленным людям, (а это уже не воины) из числа бывшего противника, прошедшим нелёгкий многолетний плен в чужой стране».

Жаль, что строки книги, затрагивая вопросы «героизации обороны», обходят стороной места гибели миллионов наших с вами соотечественников – ведь последствия пленения прослеживаются в расстрелах при конвоировании, казнях за побеги и сопротивление, гибели от медицинских опытов, болезней, непосильного труда.

Посетив лагерь военнопленных на территории Польши – Майданек сразу после его освобождения, советский военный корреспондент, писатель, поэт Константин Симонов первым засвидетельствовал воспоминания очевидцев, первым написал статью в газету «Красная звезда» (10-12 августа 1944 года). Позже он отмечал: «...работал по двадцать часов в сутки и постепенно за неделю привык, отупел. Но в первый день мне казалось, что я схожу с ума».  

Виновников сегодня ищут где угодно, но только не в фашизме.

Один из командиров Брестского гарнизона 1941 года Поздняков Сергей Петрович (на 22.06.1941 – капитан, командир дивизиона 204 ГАП, в конце июня – командир этого полка), пройдя от Бреста до Москвы, сражался под Курском... Был удостоен звания Героя Советского Союза. После окончания Великой Отечественной войны приехал искать семью туда, где жили до войны – в Брест. Здесь его ждало страшное известие – в 1942 году были расстреляны его мать, жена и шестеро детей! Таких семей военнослужащих Брестского гарнизона было более 300...           

«Переживая за сильную эмоциональную напряжённость и реакцию публики на научных конференциях (в вопросах плена), автор статьи (К.Ганцер) обещает предложить новую перспективу «...в отношении пленных, как один из возможных выходов из тупика, в котором оказалась историография обороны Брестской крепости». Удивительная позиция!

Да, в истории Великой Отечественной войны и обороны Брестской крепости было много трагических, горьких событий и фактов, но не было позорных. Жаль, что признание пришло не сразу, да и не до конца. Но хорошо, что, изменив отношение к военнопленным (показатель – оборона и судьба защитников крепости), государство реабилитировало само себя. Так сказал 24 сентября 2015 года на мероприятиях по случаю 100-летия истинного защитника обороны Брестской крепости Сергея Сергеевича Смирнова его сын – Андрей Смирнов.

Завершить хочется словами великого летописца той войны Константина Симонова:

«Писать о войне трудно, писать о ней, как только о парадном, торжественном и лёгком деле нельзя, это будет ложью. Писать только о тяжёлых днях и ночах, только о грязи окопов и холоде сугробов, только о смерти и крови – это тоже значит лгать, ибо всё это есть, но писать только об этом – значит забывать о душе, о сердце человека, сражавшегося в этой войне».

«В паруса истории должен дуть только один ветер – ветер правды, другого ветра у истории нет и не будет. А всё остальное – это не ветер истории, это сквозняки конъюнктуры».

На презентации присутствовали сотрудники мемориала, студенты, представители других организаций, брестчане, интересующиеся историей.

Предлагаемый отзыв был озвучен заместителем директора по научной работе Л.Г.Бибик, выступили директор мемориала Г.Г.Бысюк, старейший сотрудник, стоявший у истоков создания Музея обороны и мемориала, Т.М.Ходцева.